Школа альпинизма и скалолазания

 или 
все мероприятия
+7 926 233 3300 (whatsapp)
+44 793 797 3396
 info@alexclimb.com

Статьи

Восьмой градус Южной Широты

На восьмом градусе Южной широты

(автор А. Трубачёв)

Фотографии

Данное мероприятие было разработано и организовано Школой альпинизма и скалолазания AlexClimb. Генеральный спонсор проекта - компания Home Design. Альпинистское снаряжение было предоставлено компанией CAMP. Всем искренняя благодарность!

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху

Самолёт приземлился в Лиме вечером, когда над океаном гасло кроваво-красное зарево заката. Народ в самолёте медленно оживал после тяжёлого 14-часового прыжка через Атлантику. Пока самолёт рулил по полосе, я перевёл часы на 8 часов назад. Организм не поверил в эту маленькую хитрость, — для него уже давно была глубокая ночь и он сильно хотел спать. Однако за бортом местного времени было всего-то часов семь вечера, и уже совсем, по-зимнему темно. Всё перевернулось вверх ногами - мы улетали из Москвы ярким весенним утром, гуляли по Мадриду тёплым майским вечером, а к вечеру следующего дня уже была поздняя осень, которая, как известно, в южном полушарии соответствует весне в северном.

Нужно было срочно решить вопрос о том ехать ли нам в Хуараз сразу ночным автобусом, и сэкономить таким образом день, или дождаться утра, отдохнув в гостинице и потом ехать дневным рейсом. Второй вариант был более соблазнительным - после тяжелого 24 часового дня откровенно хотелось спать, но, с другой стороны, ехать дневным автобусом значило потерять весь день. В любом случае вначале следовало добраться до автовокзала, чем мы и занялись непосредственно после получения багажа и прохождения формального пограничного контроля - процедура в Перу совсем не обременительная. Для въезда не нужна виза, достаточно паспорта, в который сонный пограничник молча шлёпает большую бесформенную печать.

Итак, мы прилетели в полную загадок, неизвестную и далёкую страну для того, чтобы своими глазами увидеть горы, о красоте которых по всему миру ходят легенды. Но до гор нужно было ещё добраться.

На выходе из аэропорта нас поймала бойкая девушка с табличкой "автоперевозки", отбиваться от которой уже не было сил, и, смирившись с потерей 15 долларов (на такси можно было сторговаться и поехать дешевле), мы погрузились в маленький автобус в компании ещё 5-6 таких же еле живых туристов. Через 10 минут этот автобус уже летел к неизвестному для нас городу бойко обгоняя, подрезая и непрерывно общаясь с другими участниками дорожного движения при помощи клаксона. Позже я понял, что такая манера езды вообще свойственна перуанским водителям, а пока то, что творилось на дороге, разогнало сонное состояние, и я, покрепче ухватившись за поручень, с любопытством вглядывался в темноту, пытаясь понять, что представляет из себя незнакомый город. Но ничего особо интересного разглядеть не удалось - редкие чахлые пальмы, тёмные низкие постройки неопределённого цвета и формы - на первый взгляд Лима не показалась мне городом, по которому хотелось бы погулять. Впоследствии, уже при свете дня я убедился в том, что первое впечатление оказалось совершенно верным.

До Лимы от аэропорта ехали примерно час. Доставив туристов в нужные им отели, автобус отвёз нас на автовокзал.

Уехать в этот вечер из Лимы мы так и не смогли. Была пятница, и народ повалил из города на выходные, - все билеты на вечерний рейс были распроданы. Но нет худа без добра - усталость к этому моменту накопилась страшная, и провести ещё одну бессонную ночь в автобусе было бы тактически неграмотно, после этого всё равно мы вряд ли бы смогли полноценно использовать следующий день. Не заморачиваясь более этим вопросом, мы отправились в ближайшую гостиницу, которую быстро нашли благодаря радушной помощи персонала автостанции. Через 15 минут мы уже объясняли сонному портье в гостинице Пан-Американо, что нам нужен номер с душем и, желательно, чистые простыни на кроватях. Гостиница - дыра дырой, давящая обстановка борделя. Сил искать другой отель уже не было, решили, что после двух суток без сна, мягкая постель и горячий душ - этого более чем достаточно.

С утра нас разбудил таксист, приехавший на час раньше условленного срока - чтобы не опередили конкуренты. Быстро собрались и уехали на автовокзал.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Над городом висел плотный туман, накрапывал мелкий дождь. Надо сказать, что тяжёлое ночное впечатление от столицы Перу с утра стало только хуже. При свете дня Лима производила ещё более неприятное впечатление, чем в темноте. Тяжёлый смог полностью закрывал город, состоящий из разномастных построек, совершенно не согласующихся друг с другом ни по цвету, ни по размеру, ни по форме. Полное отсутствие какой-либо архитектуры резало глаз. Толстый слой пыли скрывал и без того серые некрашеные дома в потёках грязи, сделанные в лучшем случае из чего бог послал. Улицы подметали рабочие в респираторах. Пыль, которую они поднимали своими мётлами, быстро оседала на них самих и окружающем ландшафте...


Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Мы ехали до Хуараза от Лимы весь день, часов 8. Расстояние 400 км и 3 км набора высоты. По дороге более всего меня интересовал вопрос - как получается, что при достаточно высокой цене на топливо (2-3 доллара за литр), стоимость билета на автобус от Лимы до Хуараза составляет всего 12 долларов? Банальная арифметика. Здоровый автобус ест солярки по самым скромным расчетам не меньше 30 литров на сотню. То есть на 400 км уйдёт как минимум 120 литров, что будет стоить не меньше 240 баксов. Не считая зарплаты водителя, и так далее. Кроме всего прочего, за те же 12 долларов нас ещё и неплохо покормили по дороге. Пассажиров в автобусе было не более 10-15 человек... Как же так получается, кто мне объяснит?

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Некоторое время после отъезда из Лимы я обдумывал причины такого экономического парадокса и пытался интересоваться пейзажем, но, утомлённый его пыльным однообразием, вскоре заснул и, честно говоря, почти всю дорогу проспал, о чём не особенно жалею, - вряд ли я пропустил что-то особо интересное, зато немного выспался. Выйдя из автобуса в Хуаразе, мы тут же получили по пачке буклетиков, рекламирующих различные местные туристические сервисы и, посоветовавшись с попутчиками, отправились в небольшую гостиницу, расположенную в двух кварталах от автовокзала.

Поселившись в достаточно скромной, но чистой и аккуратной частной гостинице и немного отдохнув, мы отправились на прогулку по городу - немного оглядеться, купить продуктов и организовать заброску нашей небольшой группы непосредственно в район восхождения. Хотя вершины гор были закрыты облаками, над Хуаразом медленно темнело и наполнялось звёздами чистое небо. Холодало.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Знакомство с Хуаразом мы решили начать с центра, или как это называют практически во всех бывших испанских колониях Plaza d'Armas (Площадь оружия). Интересно, как переплелись в этом месте многовековая история потомков инков и модные современные виды спорта - альпинизм, скалолазание, треккинг. Провинциальный городок в глубине перуанских Анд стал мощным центром туристической активности. Для туристов здесь есть практически всё - гостиницы, рестораны, бары, прокат и продажа снаряжения, супермаркеты, множество интернет-кафе, даже скалодромы. При этом город не утратил своей индивидуальности, не превратился в шаблонный высокогорный курорт. В городе живут обычные люди, вполне доброжелательно настроенные к туристам. Они ходят в церковь, на рынок, отдыхают в сквере. Город живёт своей собственной жизнью, неторопливой и размеренной, с невозмутимостью и некоторой иронией смотря как бы со стороны на всю суматоху, которую привезли сюда люди, больные горами.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Проснувшись на следующее утро и посмотрев в окно, прямо над городом я увидел снежные горы невероятной красоты. Настроение сразу подпрыгнуло вверх. Теперь ясно, ради чего мы так долго и мучительно сюда добирались!

Первая встреча с новыми горами это всегда Событие, отправная точка к началу чего-то нового, чистого. Меня всегда поражало, насколько глубоко трогает душу этот момент, как будто светлое лицо неба вдруг обретает человеческие черты и, улыбаясь, подмигивает тебе сверху! Высоко над долиной, выше клубящихся облаков, возник в небе мираж — огромная, неправдоподобно огромная розовая гора. Уаскаран, улыбка неба… Видение продолжалось не более 5 минут, потом облака закрыли сказочную картину, словно кто-то опустил занавес - спектакль окончен.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Вскоре приехала заказанная накануне машина, на которой мы отправились в Пашпу - высокогорное индейское селение, начальный пункт нашей альпинистской программы.

Кстати, раз уж я упомянул здесь название самой высокой в Перу вершины - Уаскаран, немного расскажу об том, как эта красивейшая гора прославилась на весь мир. Итак, история...

Вечером 10 января 1962 года с северной вершины Уаскарана произошёл ледовый обвал общим объёмом около 3 миллионов кубометров. Спровоцированный обвалом сель стал причиной небывалой катастрофы, в которой погибло более 4000 человек. Грязевой поток, похоронивший под собой в течении 10 минут 6 посёлков и превративший в руины ещё десяток селений мчался вниз со скоростью 110 км/ч и нёс на себе каменные глыбы размером с трёхэтажный дом... Это был самый крупный в истории селевой поток, и его изучением тут же занялись учёные со всего мира. Среди учёных мужей, занятых в исследовании селевой угрозы сразу же разгорелась распря, - одни утверждали, что подобное явление может повторяться раз в столетие, другие доказывали, что не чаще, чем раз в тысячелетие. Пока шёл оживленный спор, произошло то, чего никто не ждал. 31 мая 1970 года, в 15 часов 23 мин в Перу произошло землетрясение и снова обвал с северной вершины Уаскарана... На этот раз всё было гораздо серьёзнее, можно сказать, первая катастрофа была лишь предупреждением. Средняя скорость Уаскаранского селя 1970 года составляя 110 м/с (396 км/ч!!), и меньше чем через 4 минуты о городе Юнгай и крупном поселке Ранраирка остались лишь воспоминания, равно как и о 18000 их обитателей...

Масштабы подобной катастрофы трудно себе представить. Принято считать, что в горах наибольшую опасность для человека представляют снежные лавины. С этим явлением люди постоянно сталкиваются, о нём говорят по телевизору, каждый зимний сезон уносит жизни лыжников и альпинистов. Сели случаются гораздо реже, и кажется, что про них просто никто не вспоминает. Хотя стоило бы, ведь разрушительная способность селевого потока в сотни раз больше чем у снежной лавины. Взять, к примеру, катастрофу в Тырныаузе или в Кармадоне. Все поплакали: беда-беда, никто не следит, денег нету и так далее... А как быть с теми катастрофами, которые ещё не случились? Например на Кавказе в Приэльбрусье, в долине Адыл-Су моренное озеро на "Зелёной гостинице" летом, в период таяния снегов часто наполняется до краёв, создавая прямую угрозу всей долине... Россия - богатая страна, гораздо богаче Перу. Однако перуанцы после катастрофы 1970 года взялись за дело, и на сегодняшний день трудно поверить, но практически каждое, даже самое труднодоступное горное озеро на высоте до 5000 метров оборудовано искусственным водоотводом, предотвращающим его прорыв в случае внезапного переполнения! Интересно, что же должно произойти у нас, чтобы кто-то решил потратить деньги на безопасность людей?! Прошу прощения, я отступил от основной темы моего повествования.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Итак, мы выгрузились из такси на главной площади Пашпы - поросшей травой небольшой площадке перед полуразрушенным костёлом, где сходились три кривые улочки этой деревушки. Надо отдать должное таксисту - путь сюда был не из лёгких как для него, так и для его машины. Перегруженная старенькая Toyota Corolla проехала там, где вполне мог бы застрять и уазик... По причине выходного дня на площади царило некоторое оживление. Неподалёку расположилась с прялками и шерстью группа местных женщин в живописных костюмах - ярких цветастых юбках, пёстрых жилетках и шляпах. Кстати говоря, национальный костюм в перуанских селениях жители одевают отнюдь не для развлечения туристов, это традиционная повседневная одежда крестьян. Одеваются по принциру - чем ярче - тем лучше. Цвета - красный, синий, зелёный, самые яркие оттенки и их сочетания. Непременный атрибут национального костюма - шляпа, без неё на улицу не выйдет ни одна уважающая себя перуанка...

Наш водитель пошёл выполнять поручение, данное ему в Хуаразе - найти для нас ослов и погонщика, по местному arriero, чтобы мы могли с комфортом продолжить наше путешествие вверх по долине. Мы тем временем вертели головами и с любопытством рассматривали окружающую нас обстановку. Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Глинобитные стены небольших ветхих домиков на земляном полу, детишки, играющие в пыли вперемешку с пасущимися хрюшками, приземистый обшарпанный костёл с покосившейся невысокой колокольней... То, что через этот посёлок проходит довольно популярный туристический маршрут, похоже, не сильно изменило жизненный уклад этих людей, просто появилось несколько возможностей для дополнительного приработка. Народ в основном живёт земледелием, разводят овец, лам. На туристов смотрят как на инопланетян, что, в сущности, так и есть - мы здесь пришельцы из совершенно другого мира.

Пашпа в переводе с местного индейского наречия кечуа означает "покрытый инеем". Селение находится на высоте около 3800 метров, и такое явление как снег никого здесь не удивляет, отсюда и название.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Уложив вещи на ослов, с небольшими рюкзачками за спиной мы вышли из Пашпы маленьким караваном. Дорога сначала нырнула в рощу молодых эвкалиптов, потом медленно пошла вверх вдоль обложенных невысокими каменными изгородями пастбищ с ламами и овцами. Пастбища вскоре закончились, уступив место непроходимым зарослям кактусов и непонятных, стелящихся по земле, больших деревьев. Ослики бодро цокали копытами, а заросли становились всё плотнее, тропа местами представляла собой узкую галерею со стенами и потолком из поросших мхом странных деревьев, о которых даже нельзя было сказать, что это - хвоя или лиственная порода. На вопрос "что это?", arriero сообщил местное название растения из полутора десятков слогов на кечуа, начало слова я уже забыл к тому моменту, когда индеец закончил его произносить.

Тем временем высота перевалила за 4000 м, - на Кавказе на такой высоте нет ничего кроме вечного снега и камней.

Часа через три лес кончился, и впереди показались языки ледников и высокие снежные вершины. Выйдя из леса, тропа приобрела более цивилизованный и ухоженный вид, - два аккуратно выложенных ряда камней ограничивали тропу справа и слева. Кому-то явно было не лень заниматься этой работой... Хотя, в принципе, понять можно. Дело в том, что формально эта территория является национальным парком и в течении сезона все туристы, посещающие район платят за это некоторую незначительную сумму. Соответственно, деньги надо на что то тратить, иначе люди могут обидеться. И обложить тропу камнями - очень разумно, так как эта совершенно бесполезная на первый взгляд работа видна практически каждому, и это первое на что можно указать в ответ на вопрос: где деньги? На самом деле, взимание небольшой платы за посещение здесь выглядит оправданным - сделано действительно немало и с душой: тропы ухожены и оборудованы указателями, никаких признаков мусора, никаких спонтанных помоек. В районе построено несколько альпинистских приютов. Всё сделано добротно, и явно не с целью обобрать туристов. Люди хорошо поработали и за это приятно отдать деньги.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Но, так как мы посетили эти места немного раньше официального начала сезона, то никто не удосужился продать нам билет и совершенно без каких либо приключений мы добрались до альпинистской хижины Ишинка - огромного каменного здания с развевающимся перуанским флагом, расположенного на краю большого моренного плато в расширяющейся верхней части долины Ишинка, у подножия вершины Урус.

 


Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Токъяраху, "каменное лассо" в переводе с кечуа. Странное название для горы. Может быть, так назвали эту гору из-за того, что она буквально приковывает к себе взгляд путешественника, ловит и удерживает правильностью своих форм, ослепительно белым сиянием снегов. Эту вершину не спутаешь с другими, хотя по соседству есть и более высокие горы.

Рано утром, когда в долине всё ещё спало, а солнце только слегка коснулось белоснежных вершин, мы вышли на маршрут из альпинистской хижины Ишинка.

Штурмовой лагерь установили на высоте 5200, на краю огромного снежного плато, спрятавшись от возможного ветра под прикрытием скал. Солнце клонилось к закату, и на соседних вершинах начиналась яростная игра красок - предвестник исключительно красивого зрелища.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Мы стали карабкаться по простым скалам соседней с лагерем вершинки, чтобы с неё в полной мере насладиться невероятно красивым спектаклем - панорамным видом на закат солнца с высоты 5300 метров. Зрелище действительно стоило потраченных усилий. Прямо напротив нас возвышалась километровая пирамида вершины Токъяраху, на глазах меняя цвет и переливаясь всеми оттенками красного и оранжевого. Несмотря на то, что заметно темнело, воздух стал прозрачным, и далёкие горы приобрели контрастность на фоне потемневшего пурпурного горизонта.

Очарованные, мы сидели на вершине до самого конца представления, пока солнце окончательно не ушло за далёкий хребет Чёрных Кордильер, и все яркие краски потухли. Вряд ли бы кто-то спросил в этот момент о том, зачем куда-то лезть, рисковать. Всё очень просто. Всё как будто теряет смысл и приобретает его заново. Горы учат человека радоваться простым вещам, возвращают ценность давно забытым и потерянным ощущениям...

Спустившись к палатке, мы поужинали, натопили из снега воды для приготовления завтрака (чтобы не тратить на это время с утра) и спокойно легли спать, поставив будильник на 3 часа утра - самое подходящее время для начала восхождения.

Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху После того, как прозвенел будильник, первым делом я прислушался, затаив дыхание: не начался ли ветер, не испортилась ли погода? Снаружи царила абсолютная тишина. Расстегнув замёрзший полог палатки, я выглянул наружу и зажмурился от яркости отражённого от снега света миллионов звёзд. Было светло как днем, весь маршрут предстоящего восхождения был виден, как на ладони. Кто-то уже вышел на маршрут раньше нас - на тропе под нависающими сераками по снегу плясали несколько желтых пятен света: альпинисты шли с фонарями, явно бессмысленными при таком естественном освещении. На скорую руку позавтракав, мы тоже вышли на тропу.


Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху Плотно смерзшийся снег звонко покрякивал под острыми зубьями кошек. Шли не торопясь, экономя силы для верхней, наиболее сложной части маршрута. Несколько часов ушло на то, чтобы по постепенно набирающему крутизну склону подняться под первый сложный участок - крутой ледовый взлёт, высотой примерно метров 40. Аккуратно поднявшись по нему, мы вышли в узкий проход между огромными ледяными глыбами, по которому поднялись на широкое снежное плечо, ведущее к вершине. Светало. Постепенно тускнели звёзды, и горизонт становился из тёмно-синего пурпурным, потом бледно-розовым. Неожиданно вспыхнула багровым огнём снежная шапка на вершине Токъяраху. Зрелище из просто красивого превратилось в нечто фантастическое, - теперь вершина выглядела как огромный кусок мороженого, сверху политый вареньем! Стало гораздо легче и веселее идти, до вершины оставалось не больше 300 метров. Вскоре мы обогнали связку-двойку - Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху американца с местным гидом, причём американец, стоя на четвереньках, явно не чувствовал себя бодрячком, а его гид сосредоточенно организовывал сложную страховку на совершенно ровном и безопасном месте. Впереди, уже под самой вершиной, виднелись ещё несколько чёрных точек, - кто-то был почти у цели.

Второй сложный участок подъёма был уже под самым выходом на вершину - примерно 100 метров довольно крутого снежно-ледового склона с небольшим карнизиком сверху. Ещё 15 минут спокойного лазания с ледовыми инструментами и вот мы на вершине! Для того, чтобы понять, что в такую минуту чувствует человек, надо самому хотя бы раз взойти на гору. Это победа без побеждённых, это эйфория невозможного, ставшего возможным, это радость, от которой мурашки проходят по сердцу... Лирика? Попробуйте сами описать что-либо подобное.

С вершины открылась потрясающая панорама все перуанские Анды, протянувшиеся с юга на север. Ледовая махина Уаскарана царственно парила над лёгкой утренней дымкой долины Rio Santa на северо-востоке, на западе чёрной стенной вставал хребет Cordilliera Negra, на восток уходили в туман Альпинизм и скалолазание в Перу, восхождения на Альпамайо, Уаскаран, Токъяраху влажные долины истоков Амазонки. Вся южная сторона горизонта была изрезана причудливыми ледовыми формами вершин Cordilliera Blanca.

Страшно усталые, но совершенно счастливые, к полудню мы спустились в штурмовой лагерь, который сняли после часового отдыха и обеда, и отправились вниз, в базовый лагерь.

Восхождение закончилось, пора было возвращаться домой.

P.S. Поездка получилась очень яркой, полной с избытком новых впечатлений. Но почему-то больше всего мне запомнился один момент. Ночь. Ожидая машину в Пашпе, мы сидим и греем руки у небольшого костра и иногда подкладываем в него эвкалиптовые щепки, за которыми сбегал маленький мальчик, сын нашего arriero. Дым от костра сильно пахнет смолой. Дети смотрят на нас большими глазами, в которых страх смешан с диким любопытством. Осторожно выглядывают из-за спины отца, с которым я пытаюсь вести беседу на ломаном испанском. Я рассказываю о том, что очень-очень далеко есть такая страна - Россия. О том, что там тоже есть деревни и в них тоже живут люди. Пытаюсь рассказывать о том, как они живут. Не хватает слов, но меня слушают с интересом, пытаются повторять незнакомые слова: Москва, Кавказ, Россия... Как-то очень уютно и по-домашнему у этого маленького огня на краю света, разожжённого смуглыми детскими руками...

Наши принципы

Правило AlexClimb #1 - Приоритет Безопасности

С самого начала нашей деятельности, вот уже почти 16 лет, первым Принципом работы Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb  является Приоритет Безопасности. На основе этого Принципа строится весь процесс обучения, все программы и туры разрабатываются и проводятся исключительно в рамках этого главного Принципа. Мы считаем, что при профессиональном подходе к разработке программ, при личной дисциплине и правильно поставленной мотивации - занятия альпинизмом и скалолазанием ПОЛНОСТЬЮ безопасны. И от обратного - все неприятности и аварии в нашем виде спорта происходят от непрофессионализма, от незнания либо пренебрежения элементарными нормами безопасности, от нерациональной мотивации, от переоценки собственных сил и возможностей. Все эти предпосылки мы ПОЛНОСТЬЮ ИСКЛЮЧАЕМ в нашей работе - наши Скалолазание, Ледолазание и Альпинизм основаны на одном Принципе - Приоритете Безопасности. В скалолазании, альпинизме и ледолазании, Приоритет Безопасности MCS AlexClimb- это Ваша личная безопасность и комфорт, независимо от того, чем мы занимаемся - тренируем мышцы и отрабатываем технику движения в спортзале и на скалодроме, пробиваемся сквозь пургу к вершине или расслабляемся на золотистом песке Карибского пляжа после жаркого дня тренировок на скалах. Приоритет Безопасности - основное кредо Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb. 

Правило AlexClimb #2 - Не Оставляй Следов

Вплотную взаимодействуя с природой, проводя активные программы в горах, лесах, на реках и озёрах, мы прекрасно понимаем важность береженого и уважительного отношения к природе, к её ресурсам. С самого начала нашей outdoor-деятельности мы взяли на вооружение технику Leave No Trace - принятую во всём цивилизованном мире норму поведения человека по отношению к окружающей среде и особенно - к дикой природе. Ведь по отношению людей к природе, рядом с которой они существуют, можно сделать далекоидущие выводы об отношении этих людей к самим себе... Где бы и как мы не путешествовали - мы не оставляем за собой никакого мусора, стараемся по возможности сократить наше влияние на окружающую среду до минимума. Мы очищаем ранее загрязённые туристические стоянки от оставленного мусора, выносим и вывозим к местам утилизации то, что до нас там оставили другие люди. Мы считаем, что только таким образом, при личной индивидуальной сознательности каждого гражданина, каждого туриста, альпиниста или автопутешественника, мы сможем сохранить окружающую нас природу в её естественном, пригодном для жизни состоянии - в этом залог здорового будущего для нас самих и наших детей.  

Правило AlexClimb #3 - Трезвое сознание

Позиция Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb отностительно здорового образа жизни понятна - мы считаем, что только трезвое сознание способно искренне переживать и сочувствовать, наслаждаться жизнью во всём её многообразии. Яркая и полноценная жизнь возможна только при условии соблюдения абсолютной трезвости и чистоты сознания. Любые препараты, затуманивающие наше восприятие действительности, предназначены для того, чтобы нанести вред нашему сознанию и физическому здоровью, подменить истинные ценности ложными, уничтожить нас как людей - превратить в дряблое, бессильное, бессмыссленное, серое стадо с мутными глазами. Мы не навязываем никому свою точку зрения, у каждого есть возможность совершить свой собственный выбор. Но внутри нашей Школы мы негласно принимаем вполне определённый, очень простой набор правил: ни алкоголя, ни наркотиков.
X

Оферта