Школа альпинизма и скалолазания

 или 
все мероприятия
+7 926 233 3300 (whatsapp)
+44 793 797 3396
 info@alexclimb.com

Статьи

Киргизия. Пик Ленина

ГГЧ им. В. И. Ленина

(автор А. Трубачёв)

Фотографии

Экспедиция на Пик Ленина в августе 2008 года, была организована Школой альпинизма и скалолазания AlexClimb

Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина

Вступление.

Вашему вниманию предлагается правдивый рассказ о том, как в августе прошедшего года, командой Школы альпинизма AlexClimb было совершено достаточно банальное в целом, но интересное в деталях и красивое само по себе восхождение на Пик Ленина по классическому маршруту через вершину Раздельная.

Итак, начну я с того, что немного расскажу непосвящённым, что за вершину мы выбрали для восхождения. Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Пик Ленина это, наверно, одна из наиболее популярных высоких (выше семи тысяч метров) вершин бывшего СССР, восхождения на которую в советскую эпоху носили массовый характер. Всего в Союзе было четыре семитысячника – Пик Коммунизма, Пик Победы, Пик Корженевской и Пик Ленина, а наиболее упорные альпинисты, которым удавалось побывать на всех этих горах, получали почётное звание "Снежный Барс". Впрочем, звание это сохранилось до сих пор. А вот семитысячников после распада Союза стало больше, – Суверенный Казахстан подтянул потуже пояс, и Пик Хан-Тенгри, который слегка не дотягивал до семи километров, выперло аж на 15 метров вверх. Но давайте вернёмся к Ленину, раз уж речь зашла именно про него. Вершина, высотой 7134 метра находится на территории Киргизской республики и Таджикистана, ровно на границе, которая идёт по вершинам Заалайского хребта. Причём, вся туристическая и альпинистская активность в районе Пика Ленина сосредоточена традиционно на Киргизской стороне, где в советские времена функционировал Международный Альпинистский Лагерь (МАЛ). С этой стороны и маршрутов достаточно, и большинство успешных восхождений совершалось (и совершается) именно отсюда. Сейчас МАЛа под Пиком Ленина уже нет в помине, но свято место пусто не бывает – широкая долина с удобным подъездом, откуда начинается вытоптанная за полвека тропа к подножию Пика Ленина (это место называется "Луковая Поляна" из-за обилия растущего повсюду дикого лука), сейчас как магнитом притягивает как альпинистов и туристов из многих стран, так и множество местных предпринимателей самых различных уровней, – начиная от хозяина ишака, сдающего в аренду свое четырёхногое средство передвижения, до достаточно развитых турфирм, представленных во многих районах Азии. В общем, всё довольно понятно относительно горы, но есть одна каверза. Дело в том, что исторически сложилось мнение, что якобы Пик Ленина – это самый "простой" семитысячник. Слово "простой" сознательно употребляется в кавычках, так как никакая гора высотой в семь километров никаким образом простой быть не может! Однако "простота" Пика Ленина – это прекрасный рекламный ход, при помощи которого многочисленные туристические агентства успешно привлекают клиентов. В старой советской системе классификации горных маршрутов, восхождения на все семитысячники, находящиеся на территории СССР, имели категорию сложности не менее 5А, что подразумевало определённый контроль того, кто выходит на эти маршруты (совершать восхождения на маршрут данной категории имели право только спортсмены со спортивным опытом не менее 1го разряда). В рамках той системы было возможно ограничить доступ на подобные маршруты людей с недостатком опыта, и таким образом сократить количество несчастных случаев. Больше подобной возможности что-либо контролировать нет. Как результат, сложившееся в среде профессиональных спортсменов мнение о "простоте" Пика Ленина ушло в массы, и сейчас приносит свои плоды – деньги бизнесменам, вершине – человеческие жизни...

После такого занудного начала, попробую немного развеять обстановку и более оживлённо рассказать вам о том, как сложилось наше восхождение на Пик Ленина.

Часть 1. Ош

Довольно предисловий. Решение лететь на Ленина принято, основные организационные вопросы решены при помощи некой Айнуры Мадмаровой – представительницы развивающегося киргизского турбизнеса, и вот мы уже совершенно без удовольствия (по причине адской жары) стоим и курим в пятнышке тени, отбрасываемой каким-то доисторическим ржавым запрещающим курение транспарантом, перед входом в пыльное сооружение, увенчанное лаконичной и гордой надписью "Ош". Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Для тех, кто прогуливал в школе уроки географии, уточняю – Ош – очень небольшой, но очень древний город в Киргизии, известный на весь мир культурно-исторический и религиозный центр Азии. Правда, на первый взгляд вся глубина культурности и историчности этого города не очень хорошо заметна. Человеку, который склонен видеть только глазами скорее всего покажется, что перед ним жаркий, пыльный и грязный, забросанный обглоданными арбузными и дынными корками, застроенный типичными коробками советских жилых кварталов небольшой азиатский провинциальный городок, образовавшийся в своё время вокруг большого азиатского базара. Впрочем, так оно всё и есть. Плюс ещё несколько не таких заметных деталей. Гора Сулеймана, отлично видимая отовсюду в городе, притягивает не только странностью формы гигантского доисторического монстра, разительно выделяющейся на фоне достаточно плоского пустынного ландшафта. Очень живое и светлое место, куда по вечерам стекается большое количество жителей, утомлённых дневной жарой и базарной суетой, составляющей основу существования города. Место буквально пропитано своеобразной религиозностью, мистикой ислама. Прогуливаясь по узким тропинкам, протоптанным в мраморе горы тысячами аккуратно ступающих ног, тут и там видишь разложенные молитвенные коврики и их владельцев, самозабвенно перебирающих чётки, с глазами, смотрящими куда-то очень далеко. Такое занятие не выглядит чем-то странным здесь, скорее оно совершенно уместно и разумнно. Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Вечерняя прогулка к горе благоприятно повлияла на общее самочувствие и настроение, и, окончательно умиротворённые парой бутылок местного (кстати отвратительного) жигулёвского пива, мы побрели в гостиницу – место последнего относительно цивилизованного ночлега – в ближайшем будущем спать в кроватях нам уже не предвиделось...

Часть 2. Луковая поляна

Подробности дня, проведённого в жуткой тряске по страшной дороге в разваливающемся на ходу древнем УАЗике, сбились в один большой и пыльный ком.

Жара вгоняла в состояние сонной апатии, и, покрепче ухватившись за какую-то резиновую кишку, торчавшую из-под сиденья, я заткнул уши плеером и погрузился в состояние полудрёмы. Автомобиль ломался с завидной регулярностью каждые десять километров, но водитель не страдал пессимизмом, – такое поведение чуда советского автопрома явно было ему не в диковину. Нырнув под капот и замотав скотчем то, что отвалилось, но ещё не потерялось и залив Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина в кипящий радиатор ведро мутной грязи из придорожной канавки, наш чудо-водитель невозмутимо возвращался за руль.

Во время очередной вынужденной остановки я отправился к стоящей на противоположной стороне дороги юрте проверить, не позабыл ли я свои давние уроки киргизского, а заодно добыть чего-нибудь утоляющего жажду.

- А что это там за дрянь у вас в кумысе плавает? – поинтересовался я, заметив, что девушка кокетливо отгоняет кружкой, перед тем как ей зачерпнуть из здорового видавшего виды котла, сгустки какой-то чёрной неаппетитной субстанции. Девушка немного замешкалась, обдумывая вопрос, при этом пара чёрных комьев всё-таки прошмыгнула в горлышко бутылки... - Да вы не переживайте, это у нас по-киргизски "смак" называется...., понос если по-русски.... Кумыс то ведь в кожаных мешках хранят, а там внутри как мешок помоешь?! Вот и скапливается всякое. Ничего, пейте, не отравитесь!

С сомнением посмотрел я на протянутую пластиковую бутылку, где в белизне кумыса откровенно плавали чёрные грозовые облака – явный признак надвигающейся желудочной непогоды.... Но дух авантюризма не позволил отказаться от столь широкого жеста щедрой киргизской натуры, и я взял бутылочку с твёрдым намерением отведать национальный напиток и проверить стойкость моей системы пищеварения.

Добыча мною двух бутылок кумыса внесла в монотонность жаркого пути элемент разнообразия и даже определённого развлечения, – употреблять эту жидкость все (включая водителя) отказались наотрез, зато с интересом стали спорить, в течении какого времени, после двух выпитых мною кружек, частота вынужденных остановок резко возрастёт. Так и не дождались... Зато с УАЗом случилась непредвиденная неприятность, – у него отвалился обдувающий радиатор вентилятор, и развалилась забитая песком помпа... Машина встала окончательно в сумерках наступающей ночи, посередине плоской и пустынной Алайской долины, не доехав до Базового Лагеря каких-то 20 километров. Ночевали мы на устеленном коврами полу гостевой комнаты в доме большой киргизской семьи, живущей в ближайшем селении, и оказавшейся в далёких родственных отношениях с нашим водителем.

Часть 3. Рассвет в Алайской долине

Странное чувство испытываешь, стоя лицом к лицу с суровой и вечной горной страной, где время накатывается прибоем на подножия исполинских гор и уходит обратно, оставляя лишь песок там, где рождались, росли и уходили в небытие древние цивилизации. Кажется, будто кто-то смотрит на тебя сверху, из-за той грани, которая так близко здесь, и которую не переступить. Словно нет в мире ни городов, ни обезумевшего от бессмысленности существования человечества. Только ветер в степи гоняет перекати-поле, и взгляд из космоса, пристальный и безразличный.

...Утро в Алайской долине прокатилось волной ледяного дыхания пустыни, взъерошило шерсть свернувшихся под войлочным пологом юрты собак, холодом уснувшего очага разбудило самих обитателей этих юрт, неласковой улыбкой приглашая их в новый день суровой и вечной борьбы за существование. А над легкой дымкой утреннего тумана, словно мираж начитали появляться очертания вершин, днём накануне плотно затянутых облаками.

Горы.... Острые снежные пики чётко прорисовываются на фоне глубокого ультрамарина неба и манят своей обманчивой близостью и холодным равнодушием недоступного мира богов... Снега вершин светлеют, меняют серый цвет сумерек сначала на фиолетовый, потом на розоватый оттенок рассвета. Это момент, когда всё уже готово, и замерло в ожидании, но солнце словно медлит с появлением, чтобы своим выходом произвести наибольший эффект. И он потрясает, этот эффект. Факелом вспыхивают самые высокие вершины, первыми встречая светило. Ощущение торжества пронизывает всё вокруг, даже камни начинают звенеть тонким неслышным смехом радости наступившего нового дня. Пожар на вершинах спускается ниже, и вся степь сияет серебром инея на выгоревших и редко растущих пучках травы. Хрупкий узор быстро тает и начинается новый день.

Часть 4. Базовый лагерь

Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина В лагере мы оказались к обеду (которым, впрочем, нас не покормили). Знаменитая Луковая Поляна встретила нас суетой, торопливыми сборами, шмыганьем каких-то оборванных подозрительных личностей и обилием различных типов походных жилищ – от палаток всевозможных цветов и конструкций, до настоящих кочевых киргизских юрт собранных из сложного деревянного каркаса и обтянутых самодельным войлоком. Над лагерем царило общее приподнятое настроение, – кто-то собирался наверх, полный надежд и оптимизма, кто-то возвращался домой, пусть и без особого повода гордиться собой, но определенно счастливый вскоре снова обрести блага цивилизации...

Короче, лагерь на Луковой поляне, а если точнее – совокупность многочисленных лагерей, являла полный контраст с окоченелой и пустынной, полной космической философии Алайской долиной. Вскоре к нам подошла полненькая киргизская дама в стильной соломенной шляпе. - Здравствуйте, это ведь вы должны были вчера приехать? А меня Айнура зовут, я так вас ждала вчера, даже беспокоиться начала.... Как доехали? Ругаться не хотелось, и я просто поинтересовался, почему вместо обещанного комфортного автомобиля мы тряслись в набитом мешками с консервами издыхающим УАЗе. Впрочем, я не впервые попал в Киргизию, и прекрасно понимал, что внятного ответа, почему люди не выполняют своих обязательств, искать бессмысленно – такова специфика местного бизнеса. Однако, соблазн велик, и я не удержусь от того, чтобы не сказать пару слов "благодарности" в адрес компании Фортуна-Тур и лично Айнуры Мадмаровой: ни один пункт наших договорённостей с этой женщиной и оплаченных заранее услуг её компании не был выполнен полностью. Качество услуг (если они вообще были оказаны) было ниже всех допустимых требований. А в довершение всего, верхний лагерь, в котором у нас было оплачено проживание и питание на всё время восхождения, просто сняли и унесли вниз, пока мы были на горе... В общем, если вы решите повторить наше путешествие – данного киргизского провайдера услуг я категорически не рекомендую. И ещё совет – в Азии не стоит платить вперёд.

- Ну, вы не расстраивайтесь, продолжала неунывающая Айнура, – вам просто не повезло с машиной! Давайте я, чтобы немного ваши неудобства компенсировать, найду вам самого лучшего осла с погонщиком, – а то, как вы такие рюкзаки тяжёлые на себе потащите?!

Эта дополнительная услуга пришлась как нельзя кстати, не поспоришь, груза у нас было более чем достаточно, чтобы не пожалеть десять долларов за доставку груза в Лагерь I, до которого от Луковой поляны как минимум 6 часов ходьбы.... Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Скоро они вернулись – гордая Айнура, полупьяный киргиз в засаленной белой шапке, и нечто небольшое и всклокоченное. Последнее, при более пристальном рассмотрении, оказалось полудохлым осликом с подгибающимися ножками и глазами навыкате. И такими жалобными, что казалось, польются вот-вот из них горючие ишачьи слёзы...

- Ослик?! Да ведь он совсем маленький, смотри, ножки какие тоненькие, как спички, ты его кормить не пробовал?!! - поинтересовался я у киргиза. - Хороший осёл, слушай, сильный как две лошади! А маленький, потому что порода такая, горная! Он у меня с поклажей в сто килограмм до первого лагеря галопом поскачет! - Может всё-таки не надо галопом, а 100 кило лучше на двух ослах везти? - Зачем два осла, слушай, ты мне заплати за 100 кг, а я то справлюсь, не сомневайся!

Ослик безропотно переносил процесс погрузки, только прогибались тоненькие ножки, а большие грустные глаза выкатывались всё сильнее и становились ещё печальнее. И спина всё глубже проседала под нарастающим грузом поклажи, которую владелец (хотя скорее это был друг владельца) бедняги уверенно накладывал сверху. Короче, мы не стали дожидаться, чем всё кончится, и неторопливо двинулись вверх по тропе в сторону ослепительно сияющих снегов на склонах горы, вершина которой выглядела такой близкой, хотя возвышалась над нами более чем тремя километрами чистой высоты....

К вечеру, в Лагерь I прибыла наша поклажа – на усталой лошади, в сопровождении нашего утреннего киргиза, трезвого и весьма унылого кстати. Причина печали выяснилась немедленно, - несчастный осёл не выдержал перегрузки, и, пройдя несколько сот метров от лагеря пал жертвой жадности своего владельца, которому, впрочем, пришлось расплачиваться за собственную жестокость и тащить вещи на себе обратно в лагерь, где была возможность выпросить у других киргизов замену сломавшегося средства транспортировки багажа.

Часть 5. Восхождение

Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Тихое, но настойчивое попискивание будильника пробралось в глубины толстого пухового спального мешка и безжалостно достало меня из некрепкого, но полного ярких увлекательных сновидений забытья, которое в высокогорье обычно заменяет нормальный сон. Расковыряв изнутри пальцем затянутый наглухо капюшон спальника, я одним глазом выглянул наружу. Над головой, словно брюхо белого слона нависал тяжёлый и обмёрзший свод палатки, – за ночь наш лагерь с головой занесло снегом... Непослушными спросонья пальцами я подёргал покрытый изморозью замок молнии и приоткрыл вход, естественно, насыпав себе за шиворот порядочную порцию инея с потолка палатки. Струя ледяного воздуха перехватила дыхание, и, по этой причине, утреннее молчание гор не было нарушено привычным бранным словом по адресу спонтанного снежного душа. Восходящее солнце заглянуло внутрь сонным красным глазом и недвусмысленно намекнуло, что нам тоже пора наверх. Беспощадность этого очевидного факта, вместе с явным погодным фартом, не оставляла шансов на отступление и даже на замешательство – жгучий мороз, совершенно ясное небо и умеренной силы ветерок – более идеальных условий для восхождения трудно даже придумать. На скорую руку позавтракав, – покидав в рот ледяные сухофрукты и твёрдые как камень кусочки шоколадной плитки, мы стали готовиться к выходу из палатки. Температура снаружи ночью опустилась до -40, а ветер, почти похоронивший палатку под слоем наметённого снега, усиливал ощущение мороза в несколько раз. Так что поверьте, до выхода из нашей уютной тесной норки, в которой после всех манипуляций с горелкой и приготовлением чая температура повысилась до почти комфортных –10, одеть на себя хотелось если не всё, то как можно больше. Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Но пространство внутри небесного домика весьма ограничено, плюс придавлено тяжёлым слоем снега, даже сидеть "в полный рост" не получается, что не располагает к одеванию громоздкого, хотя и лёгкого пухового скафандра. Заканчивать процесс пришлось уже там, на открытом всем ветрам снежном куполе вершины Раздельная, где на высоте 6100 метров расположен Лагерь III, из которого обычно начинают штурм вершины. Самое трудное – одеть кошки. Сделать это в палатке, хотя и хочется, но невозможно по совершенно объективным причинам. ...Сброшенные на секунду, пристёгнутые к рукавам рукавицы болтаются и хлопают на ветру, а я, стараясь закрыть спиной мгновенно коченеющие руки, судорожно дёргаю застёжку, пытаясь затянуть крепление до того, как пальцы безвозвратно остекленеют....

Собираться трудно. Высота хорошо даёт себя знать, – двигаешься, словно в каком-то сонном оцепенении, любое резкое движение срывает дыхание. Но потрясающая, невыразимая красота просыпающихся гор и относительная близость цели - вершины, ради которой уже потрачено столько сил, заставляет собрать волю в кулак. Медленно, стараясь попасть в удобный для измученного организма ритм дыхания, мы начинаем движение. По хрустящему под зубьями кошек и твёрдому как асфальт, утрамбованному ветром снегу спускаемся на сотню метров вниз, на небольшую седловину между Раздельной и Вершинным гребнем Пика Ленина. Вскоре тропа начинает серпантином виться вверх. Ветер крепчает, начинает дуть порывами. Солнце, так славно освещающее лагерь внизу, ещё не добралось до нашей тропы, и зверский ночной холод начинает покусывать кончики пальцев. Вышедшая из лагеря за час до нас двойка альпинистов начинает спуск – у одного из них сильное обморожение ног... Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Если вы спросите меня: что происходит в голове альпиниста, упорно бредущего к вершине, согнувшись от ветра и тяжести рюкзака, окоченев от лютого мороза и с обледенелой бородой? Сказать по совести, никаких романтический и высоких мыслей и порывов скорее всего там нет. Редко кто даже обращает внимание на красоту невероятных пейзажей, увидеть которые дано лишь единицам, – любоваться ими будем потом, на фотографиях, сидя в кресле у камина с бокалом коньяка.... А сейчас - только каменное напряжение воли и, если совсем худо – подсчёт шагов. Это идти помогает. Делаешь шагов так двадцать, останавливаешься и приводишь в порядок дыхание. Вот и всё. А ещё никогда во время штурма вершины альпинист не задаёт себе вопрос "зачем?". Чем ближе цель, тем меньше колебаний... Все вопросы и ответы остались внизу, здесь – только вершина и ты, что может быть проще? Может в этом и есть одна из основных составляющих, которые мотивируют людей на это странное занятие – ходить в горы... Возможность предельной концентрации на единственной и ясной цели.

Характер восхождения мало менялся по мере подъёма. После выхода на плато 6700 – огромное плоское пространство открытое всем ветрам, мы долго топали по слегка заснеженным и выветренным в крошку скалам. Солнце поднималось всё выше, стало "теплее", по крайней мере, перестало прихватывать пальцы ног. Кругом разворачивались бескрайние панорамы памирских гор. Снежные пики, на большинстве которых никто никогда не бывал, покрывали пространства, которые глаз охватывал с изумлением – поистине, это циклопическая панорама, по сравнению с которой не чувствуешь себя даже букашкой - ощущение себя теряется вообще.

Огромная тень скользнула по снегу справа от меня. Поднимаю голову и слежу за полётом большой чёрной альпийской галки, которая, сделав плавный круг, скрылась за скалой метрах в 100 от тропы... Тяжелая волна прокатилась по сердцу. За годы, проведённые в горах, я многое видел и прекрасно понимаю, что на такой высоте делают птицы.... Значит где-то там, за теми скалами, слегка присыпанное снегом, лежит окоченевшее тело того, кто не вернулся в лагерь после восхождения. Автоматически отмечаю точку навигатором и двигаюсь дальше, с тяжёлым чувством того, что при спуске придётся идти проверять, что лежит за камнем.

Но высота уже приближается к 7000, и ощущение близости цели быстро прогоняет мрачные мысли. Тропинка переваливает бугор и упирается в подножие следующей ступени. Вершина? Нет.... За перегибом склона встаёт ещё один небольшой взлёт. Медленно, как последние деньги, пересчитывая шаги, одолеваем некрутой подъём и оказываемся у начала следующего взлёта. Внутри нагнетается чувство непонятно кому адресованной обиды – ну сколько же можно! Высота уже 7050, а вершины даже на горизонте не видно!! Похоже, эти пологие бугры собираются длиться бесконечно! А ведь с середины маршрута – с пресловутого "снежного ножа" всё выглядело так позитивно – несколько пологих взлётов и всё – блестящая лысина вождя мирового пролетариата! Но вот, те, виденные снизу подъёмы уже давно позади, а новым конца не видно... Впереди показался одетый в разноцветную пуховку спускающийся альпинист. Мельком оглядев снаряжения, я решил, что к этому человеку можно обратиться по-русски. Не ошибся.

- Добрый день, уважаемый, - пробубнил я обветренными и потрескавшимися губами, - С восхождением вас можно поздравить? Что-то утвердительное раздалось в ответ из-под туго затянутого капюшона пуховки. - Поздравляю! А не порадуете ли вы меня – ведь вершина уже недалеко, правда? - Нет, не порадую, - уже более внятно, – до вершины вам ещё час как минимум.

Незнакомец повалил вниз, счастливчик. А я остался стоять, убитый наповал полученной информацией. Ну что за напасть?! Какой такой час?! По альтиметру до вершины, - каких то 50 метров высоты!

Однако доля истины в словах встреченного альпиниста определённо имелась. Пусть не час, но ещё минут сорок мы медленно ковыляли по раскрошенным ветром обломкам скал и скрипучему снегу предвершинного плато.

Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Вершина показалась неожиданно и совсем недалеко. За очередным бугром, которые мне уже и считать надоело, вдруг показался ещё один, увенчанный истрёпанными флажками и парочкой счастливцев, которым, в отличие от нас, уже не надо было преодолевать оставшиеся сто метров.

Часть 6. Спуск

Никаких эмоций на вершине не случилось. Ни объятий и скупых мужских слёз, ни криков восторга и стояния на голове. Собрав силы и криво поулыбавшись для фото на вершине, мы, не теряя времени, отправились в обратный путь, который, судя по длине подъема, обещал быть совсем не лёгким. С гребня все нижние лагеря видны были как на ладошке – и белые соты с чёрными личинками палаток на куполе Раздельной, и загаженная, заваленная мусором сыпуха второго лагеря, и даже пестрая, усыпанная крошечными разноцветными точками морена первого лагеря в трёх километрах внизу и двух днях пути от вершины. Среди этих точек, в самой верхней части морены можно было разглядеть что-то желтенькое.... Наша базовая палатка, отсюда, с высоты вершины, вызвала прилив тоски по дому, а голая морена среди огромного ледника казалась далёким волшебным оазисом тропического тепла и пятизвёздочного комфорта. Но стоп! Смутное чувство беспокойство вмешалось в мысли о заслуженном отдыхе. А где большой зелёный шатёр армейской базовой палатки, где нас должны кормить и поить, а также поздравлять с успешным восхождением сотрудники компании Фортуна тур?!?! Нету!! Одиноко желтеет на камнях наша палаточка, и ещё несколько вокруг.... А вот Базового лагеря и след простыл. А с ним и все надежды на комфорт, уют и трёхразовое питание.

Часть 7. Снова Базовый лагерь

Через три дня мы уже подходили к лагерю на Луковой поляне, который, по счастливому для нас стечению обстоятельств ещё не успели снять. - Ой! А вы что, не уехали ещё?! Узкие глаза хозяйки округлились, как могли, и выразили неподдельное изумление и огорчение. - А мы думали, что вы уже спустились!

Не стану вдаваться в подробности того, о чём думали мы, и как сложилось наше недолгое дальнейшее общение с хозяйкой компании Фортуна Тур Айнурой Мадмаровой – в силу определённых этических причин я сохраню в данном случае настоящие имена – страна должна знать своих героев!

Памир, Киргизия, восхождение на Пик Ленина Мелкие бытовые неудобства никак не отразились на общем впечатлении от маршрута - теперь, внизу, благодаря избытку кислорода или каким-то другим, более сложным причинам, впечатления и эмоции прорвали плотину и слились в один яркий, сильный, живой и очень позитивный узор сильнейшего впечатления, одного из таких, которые составляют настоящее внутреннее богатство человека, и ради чего, в конце концов, всё и затевалось!

Спасибо за внимание и терпение! :)

Часть 8. Поскриптум

Внимание! Напоследок скажу несколько слов без всяких художественных оборотов.

Первое: касательно вашей собственной безопасности. Пик Ленина это очень длинная, коварная и сложная для восхождения вершина, на которой происходит гораздо больше смертельных случаев, чем на остальных семитысячниках СНГ. Не впадайте в заблуждение о ее простоте и трезво оценивайте свои силы. Если у вас нет высотного опыта, попробуйте свои силы сначала на Эльбрусе – потом сможете сравнить – маршрут на Пик Ленина длиннее Эльбруса как минимум в 2,5 раза. И выше на 1500 метров – информация к размышлению.

Второе: касательно экологии. Дикое и безобразное отношение многочисленных турфирм, а также некоторых альпинистов превратило классический маршрут на Пик Ленина в откровенную помойку и сортир! Как-то изменить данную ситуацию можем только мы сами - пожалуйста, внимательно отнеситесь к проблеме мусора в высокогорье - не усугубляйте и без того безнадёжную ситуацию. Не оставляйте мусор хотя бы в верхних лагерях - его никто никогда не снимет!!! По возможности спускайте мусор на Луковую поляну, хотя это и стоило бы несколько лишних баксов...

И третье: Удачи вам!

Наши принципы

Правило AlexClimb #1 - Приоритет Безопасности

С самого начала нашей деятельности, вот уже почти 16 лет, первым Принципом работы Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb  является Приоритет Безопасности. На основе этого Принципа строится весь процесс обучения, все программы и туры разрабатываются и проводятся исключительно в рамках этого главного Принципа. Мы считаем, что при профессиональном подходе к разработке программ, при личной дисциплине и правильно поставленной мотивации - занятия альпинизмом и скалолазанием ПОЛНОСТЬЮ безопасны. И от обратного - все неприятности и аварии в нашем виде спорта происходят от непрофессионализма, от незнания либо пренебрежения элементарными нормами безопасности, от нерациональной мотивации, от переоценки собственных сил и возможностей. Все эти предпосылки мы ПОЛНОСТЬЮ ИСКЛЮЧАЕМ в нашей работе - наши Скалолазание, Ледолазание и Альпинизм основаны на одном Принципе - Приоритете Безопасности. В скалолазании, альпинизме и ледолазании, Приоритет Безопасности MCS AlexClimb- это Ваша личная безопасность и комфорт, независимо от того, чем мы занимаемся - тренируем мышцы и отрабатываем технику движения в спортзале и на скалодроме, пробиваемся сквозь пургу к вершине или расслабляемся на золотистом песке Карибского пляжа после жаркого дня тренировок на скалах. Приоритет Безопасности - основное кредо Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb. 

Правило AlexClimb #2 - Не Оставляй Следов

Вплотную взаимодействуя с природой, проводя активные программы в горах, лесах, на реках и озёрах, мы прекрасно понимаем важность береженого и уважительного отношения к природе, к её ресурсам. С самого начала нашей outdoor-деятельности мы взяли на вооружение технику Leave No Trace - принятую во всём цивилизованном мире норму поведения человека по отношению к окружающей среде и особенно - к дикой природе. Ведь по отношению людей к природе, рядом с которой они существуют, можно сделать далекоидущие выводы об отношении этих людей к самим себе... Где бы и как мы не путешествовали - мы не оставляем за собой никакого мусора, стараемся по возможности сократить наше влияние на окружающую среду до минимума. Мы очищаем ранее загрязённые туристические стоянки от оставленного мусора, выносим и вывозим к местам утилизации то, что до нас там оставили другие люди. Мы считаем, что только таким образом, при личной индивидуальной сознательности каждого гражданина, каждого туриста, альпиниста или автопутешественника, мы сможем сохранить окружающую нас природу в её естественном, пригодном для жизни состоянии - в этом залог здорового будущего для нас самих и наших детей.  

Правило AlexClimb #3 - Трезвое сознание

Позиция Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb отностительно здорового образа жизни понятна - мы считаем, что только трезвое сознание способно искренне переживать и сочувствовать, наслаждаться жизнью во всём её многообразии. Яркая и полноценная жизнь возможна только при условии соблюдения абсолютной трезвости и чистоты сознания. Любые препараты, затуманивающие наше восприятие действительности, предназначены для того, чтобы нанести вред нашему сознанию и физическому здоровью, подменить истинные ценности ложными, уничтожить нас как людей - превратить в дряблое, бессильное, бессмыссленное, серое стадо с мутными глазами. Мы не навязываем никому свою точку зрения, у каждого есть возможность совершить свой собственный выбор. Но внутри нашей Школы мы негласно принимаем вполне определённый, очень простой набор правил: ни алкоголя, ни наркотиков.
X

Оферта