Школа альпинизма и скалолазания

 или 
все мероприятия
+7 926 233 3300 (whatsapp)
+44 793 797 3396
 info@alexclimb.com

FAQ

Психологические проблемы

Попытки патологической самореализации в горах

Предлагаю к анализу одну проблемную ситуацию, с которой редко, но, к сожалению, все же приходится сталкиваться при проведении горных программ. Речь пойдёт о внутреннем конфликте в группе, признаки которого настолько характерны, что можно говорить о некой стандартной психологической проблеме, которую я научился узнавать и даже точно прогнозировать ее развитие, однако, пока что, я не научился останавливать либо смягчать эффект этой ситуации.

Горный маршрут, независимо от сложности, это мероприятие довольно стрессовое для большинства участников – все они попадают в условия непривычные и некомфортные как физически, так и психологически. Любой человек в здравом уме понимает, что основа безопасности в сложных условиях, будь то горы, море, тайга – это дисциплина и взаимное уважение – об этом даже написано в документе, который пописывают все участники перед началом программы. Авторитет руководителя или гида на маршруте – это понятие абсолютно безусловное, в противном случае, зачем платить деньги если сам так умён, что можешь комментировать или не принимать решения гида? Вроде бы всё понятно. Однако, довольно редко, но всё же на программы попадают люди со скрытыми психологическими особенностями, которые в экстремальных условиях выходят на поверхность и создают проблемы окружающим. При наличии совершенно явных стандартных признаков, имеет ли эта проблема способы решения?

Как правило, всё начинается с мелких покушений на авторитет гида – не исполнение требований, болезненное реагирование на самые простые замечания и т.п. Таким образом, зачинщик проявляет себя и, как бы, готовит почву для реализации некоего, возможно подсознательного и неосознанного плана. Далее становятся заметны признаки подрывной деятельности – в группе появляется альтернативный «лидер», который собирает вокруг себя некоторое количество наиболее слабых участников и настраивает их против руководителя программы. Результат – срыв маршрута или, как минимум, испорченное настроение у тех, кто хотел спокойно и безопасно погулять по горам.

Основные замеченные закономерности:

• Ситуация возникает исключительно на простых маршрутах при отсутствии явных ошибок или неточностей в действиях гида.
• Ситуация никогда не возникает при работе с подготовленными участниками на сложных маршрутах.
• Определить момент начала конфликта трудно, так как он не имеет выраженной причины.
• Зачинщик конфликта всегда либо физически, либо технически – самый слабо подготовленный в группе.
• Конфликт переходит в острую фазу при следующих условиях - выход на сложный участок маршрута, появление факторов, усложняющих маршрут (сложные погодные условия), критическая усталость группы во время основного восхождения.
• Постфактум - наличие личной обиды на гида у зачинщика конфликта – повторюсь, без явных на то причин и предпосылок, человек может быть настолько ангажирован своим состоянием, что никакие разговоры и диалоги уже не помогают смягчить ситуацию.

Предположительные причины:

• Скрытый комплекс неполноценности, болезненная склонность быть лидером независимо от наличия компетентности в вопросе (профессиональная или социальная привычка ставить себя выше других).
• Личная неудовлетворённость своим состоянием (слабость, усталость, страх)
• Потребность самоутверждения за счёт других – как правило, более слабых участников.

В сумме, вышеперечисленные факторы дают эффект бомбы замедленного действия, так как выявить эти признаки до выхода из зоны комфорта практически невозможно, тем более с людьми, впервые попавшими в условия непрерывной физической нагрузки.

Мои действия, как руководителя программы, при появлении подобных признаков я не могу назвать эффективным решением проблемы – прорываясь наружу, конфликт сразу входит в фазу конфронтации и делает невозможным безопасное продолжение программы, так как затрудняет либо делает невозможным управление действиями группы. Группа либо заканчивает маршрут и в полном составе возвращается на базу, либо, если это возможно, разделяется.

Как говорится, предупреждён – значит вооружён, и я хочу, чтобы потенциальные участники горных программ учитывали возможность возникновения описанной выше ситуации, которая при общем негативном фоне, так же представляет физическую угрозу безопасности каждого участника программы. Поэтому, имейте ввиду, что любые попытки кого-либо манипулировать вашим поведением на маршруте – это диверсия неполноценного либо нездорового человека, озабоченного тем, что в определённых условиях он обязан принимать авторитет руководителя и корректировать свои действия в интересах группы.

Реальный пример развития подобной ситуации из личной практики. 

У меня на программы уже третий год приезжал мужичок 54 лет, назовём его условно - Дмитрий. Каждый год оказывался самым слабым в группе и спокойно делал свой максимум не доходя до вершин и не создавая никому проблем. Однако однажды ему повезло - в группе оказалась женщина одного с ним возраста и ещё слабее его физически. И человека как будто подменили.

Сначала всё шло нормально - погода хорошая, группа маленькая. Хотя, этой парочке было тяжеловато, но позитивный фон в команде сохранялся. Сделали три прогулки по соседним красивым ущельям, немного походили в кошках и "полазали" на леднике. Дмитрий явно опекал даму, но негатива не чувствовалось.

Всё изменилось через два дня, когда мы вышли на основное восхождение программы. Простой маршрут, но нагрузка из-за высоты довольно интенсивная. Кое где надо немного лезть, придерживаясь руками, буквально пара мест по 2-3 метра. Верёвку на этом маршруте я не использую - ее не за что крепить, смысла в ней просто нет, если возникают проблемы - можно подстраховать руками или просто подсадить. Кроме того, использование даже короткой верёвки на маршруте такого характера увеличивает риск этой верёвкой спровоцировать падение камней - тактически, лучше аккуратно лазить без дополнительной страховки. И за мног лет не было случая что бы кто-то не пролез или свалился.

Короче, на подъёме я почувствовал признаки недовольства со стороны Дмитрия и дамы - они очень медленно шли вместе, Дмитрий прикрывал мадам с тылу и что-то ей явно втирал по пути подъёма. Чем ближе к вершине - тем явнее чувствовалось недовольство, никаких открытых жалоб не поступало, но я видел, как сгущаются тучи.

Гавно прорвало плотину на вершине. Я попросил всех собраться у вершинного тура, получил отказ сначала от дамы, а потом Дмитрий  обвинил меня в том, что я слишком сильно их прессую и у него есть ко мне претензии, которые он планирует высказать после пуска, а пока они с дамой будут делать то, что считают нужным. Как-то так. Маршрут был не сложный, но тем не менее, такое поведение не только испортило все впечатления от восхождения, но и создало проблемы - портилась погода, нужно было быстро и организованно начинать спуск.

Короче, очень напряжённо и неприятно, но мы всё-таки спустились в лагерь. Повторяю, никакого конфликта с моей стороны не было. Ни грубости, ни персональных комментариев, вообще ничего. Я чувствовал негативный фон, пытался свести всё в шутку, улыбался и подбадривал участников. Никаких ссор не было до самой вершины. Инцидент на вершине тоже нельзя назвать ссорой – это была попытка неисполнения моих требований и прорыв каких-то явно уже накопившихся эмоций.

Когда мы спустились в лагерь – эти двое уже не разговаривали со мной и проявляли признаки личной обиды. Причём женщина выполняла функцию пассивной поддержки – в разговор не вступала, ничего не предъявляла, выражала молчаливое одобрение поведению Дмитрия. Потом мы все разбрелись по своим палаткам и более в тот день не общались.

На следующее утро я предполагал, что ребята, отдохнув, подумают о том, что всё-таки они приехали в горы отдыхать, успешно совершили  восхождение и спустились целые и невредимые.

Короче, с утра я ждал хоть каких-то признаков позитива, чтобы сгладить ситуацию и спокойно спуститься в долину, где у подножия тропы у нас стояла машина. Я с интересом наблюдал, как зачинщик конфликта вылез из палатки и двинулся в мою сторону, явно с намерением начать какой-то разговор. Однако весь разговор свёлся к короткому заявлению о том, что они с мадам отчаливают вниз самостоятельно. То есть, ни в гиде ни вообще в нашей компании более не нуждаются. Вот так – ни больше ни меньше.

Ещё раз напоминаю – ссора была односторонней и явных причин ситуации я не понимаю до сих пор. После заявления об уходе, Дмитрий развернулся и пошёл собирать вещи. Диалог не получился. Так как маршрут спуска был несложный – единственная тропа шла круто вниз к лагерю (2-3 часа спуска), я не стал спорить и навязываться – с оставшимися участниками мы сняли лагерь и совершили ещё одно восхождение на соседнюю вершину.

Однако решение спускаться вдвоём было далеко не самым оптимальным в данной ситуации. Дело в том, что без машины у ребят возникал целый набор дополнительных трудностей чтобы добраться до гостиницы, где были забронированы номера и оставлены вещи.

Более того, все средства связи, спутниковый телефон, рация – остались у меня. Так же у меня были все страховки на группу с номерами аварийных телефонов. Короче, подобное поведение было уже просто каким-то детским по своей очевидной глупости. Случись что-либо на спуске – возникла бы не критическая (до людей совсем недалеко), но все же, очень непонятная ситуация – что делать.

На самом деле, утром я, понимая состояние проблемных участников, предполагал, что всей группой мы свернём программу и будем спускаться вместе. Однако после категорического заявления о самостоятельном спуске – мое решение изменилось. Люди всё решили сами и более в моих услугах не нуждались, это было выражено совершенно определённо и однозначно.

Мы спустились вниз на следующий день и обнаружили, что ребята накануне в гостиницу не явились и в ней не ночевали. Они не пропали, так как всё прокатное снаряжение было оставлено под машиной, а вещи из гостиницы кто-то забрал – но, судя по всему, 2-часовой спуск у этих товарищей затянулся так, что им пришлось ночевать где по дороге, и заехать за вещами на следующий день.

И свалить, не оставив никакого сообщения ни мне ни администрации гостиницы. Более я о них не слышал.

Наши принципы

Правило AlexClimb #1 - Приоритет Безопасности

С самого начала нашей деятельности, вот уже почти 16 лет, первым Принципом работы Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb  является Приоритет Безопасности. На основе этого Принципа строится весь процесс обучения, все программы и туры разрабатываются и проводятся исключительно в рамках этого главного Принципа. Мы считаем, что при профессиональном подходе к разработке программ, при личной дисциплине и правильно поставленной мотивации - занятия альпинизмом и скалолазанием ПОЛНОСТЬЮ безопасны. И от обратного - все неприятности и аварии в нашем виде спорта происходят от непрофессионализма, от незнания либо пренебрежения элементарными нормами безопасности, от нерациональной мотивации, от переоценки собственных сил и возможностей. Все эти предпосылки мы ПОЛНОСТЬЮ ИСКЛЮЧАЕМ в нашей работе - наши Скалолазание, Ледолазание и Альпинизм основаны на одном Принципе - Приоритете Безопасности. В скалолазании, альпинизме и ледолазании, Приоритет Безопасности MCS AlexClimb- это Ваша личная безопасность и комфорт, независимо от того, чем мы занимаемся - тренируем мышцы и отрабатываем технику движения в спортзале и на скалодроме, пробиваемся сквозь пургу к вершине или расслабляемся на золотистом песке Карибского пляжа после жаркого дня тренировок на скалах. Приоритет Безопасности - основное кредо Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb. 

Правило AlexClimb #2 - Не Оставляй Следов

Вплотную взаимодействуя с природой, проводя активные программы в горах, лесах, на реках и озёрах, мы прекрасно понимаем важность береженого и уважительного отношения к природе, к её ресурсам. С самого начала нашей outdoor-деятельности мы взяли на вооружение технику Leave No Trace - принятую во всём цивилизованном мире норму поведения человека по отношению к окружающей среде и особенно - к дикой природе. Ведь по отношению людей к природе, рядом с которой они существуют, можно сделать далекоидущие выводы об отношении этих людей к самим себе... Где бы и как мы не путешествовали - мы не оставляем за собой никакого мусора, стараемся по возможности сократить наше влияние на окружающую среду до минимума. Мы очищаем ранее загрязённые туристические стоянки от оставленного мусора, выносим и вывозим к местам утилизации то, что до нас там оставили другие люди. Мы считаем, что только таким образом, при личной индивидуальной сознательности каждого гражданина, каждого туриста, альпиниста или автопутешественника, мы сможем сохранить окружающую нас природу в её естественном, пригодном для жизни состоянии - в этом залог здорового будущего для нас самих и наших детей.  

Правило AlexClimb #3 - Трезвое сознание

Позиция Школы альпинизма и скалолазания MCS AlexClimb отностительно здорового образа жизни понятна - мы считаем, что только трезвое сознание способно искренне переживать и сочувствовать, наслаждаться жизнью во всём её многообразии. Яркая и полноценная жизнь возможна только при условии соблюдения абсолютной трезвости и чистоты сознания. Любые препараты, затуманивающие наше восприятие действительности, предназначены для того, чтобы нанести вред нашему сознанию и физическому здоровью, подменить истинные ценности ложными, уничтожить нас как людей - превратить в дряблое, бессильное, бессмыссленное, серое стадо с мутными глазами. Мы не навязываем никому свою точку зрения, у каждого есть возможность совершить свой собственный выбор. Но внутри нашей Школы мы негласно принимаем вполне определённый, очень простой набор правил: ни алкоголя, ни наркотиков.
X

Оферта